365 - 8


Вчера осталась собой недовольна. (А бывало когда-то наоборот, интересно?) Ушла в какой-то плоский нарратив и скомкала концовку, ибо заботы и тяготы семейной жизни не давали покоя. Но сама идея любопытная. Поразмыслила, какие свои решения я бы поменяла. Пришла к неожиданному выводу, что, наверное, не стала бы ничего менять. Нет во мне той степени азарта и легкомыслия, которая позволяет рисковать. Вот и сижу жопой в своём болотце и радуюсь тому, что есть. Хотя уже даже синица, та самая, которая в руках, сама как бЭ намекает недвусмысленно, типа ты б, мать, присмотрелась бы хоть к журавлям, что ли… Вон их сколько, летают, лови — не хочу. Ну, вот, видимо, не хочу. Только непонятно, что ж так поганенько-то на душе... 

Ну, ладно, это всё лирика. Сегодня что-то там про еду и женщин. Ну, такое себе задание, если честно… Не могу его серьёзно рассматривать почему-то. 

Его вкус в отношении женщин был исключительным. У любого уважающего себя шеф-повара должен быть исключительный вкус в отношении всего, а уж насчёт женщин и подавно. К тому же он был француз. А если ты француз, тебе даже не обязательно быть шеф-поваром, чтобы утончённо разбираться в женщинах. Французам ещё при рождении выдаётся особый набор генов, ответственный за тысячу и одно удовольствие. Все французы — прирождённые гурманы. 

Так размышляла Валентина, примеряя перед зеркалом комплект недорогого, но кружевного нижнего белья. Комплект, хранившийся в шкафу для особого случая, дождался своего звёздного часа. Шеф-повар француз Анри, с которым она переписывалась на сайте знакомств уже месяц, наконец-то пригласил её на свидание. То, что француз свободно изъясняется на великом и могучем, а также проживает в пригороде Саратова, ничуть её не смущало. Да, и будут ли в самом деле кого-нибудь смущать такие мелочи, когда в голове Шарль Азнавур уже вовсю распевает своим бархатистым тембром Une vie d'amour. Que l'on s' était jurée?.. 

А надо сказать, Валентина была женщиной волевой, решительной и не слабой во всех возможных смыслах, но при этом падкой на романтичных мужчин. К тому же, к французам её заранее расположила русская классическая литература. Поэтому когда Анри неожиданно и витеевато расписал, что без Валентины его жизнь была как любимое блюдо без острого перца,   — совершенно пресная и безрадостная, Азнавур в голове Валентины с удвоенной силой принялся за второй куплет, а она мысленно была уже на пол пути к Монмартру. И чтобы не затягивать долгожданную встречу с французской богемой, напросилась в гости к Анри, наплевав на все условности. 

В то же время, Анри Петрович Зябликов стоял посреди своей холостяцкой кухни, с угасающей надеждой вглядываясь в раскрытый холодильник. На одной из полупустых полок сиротливо прижались друг к другу кетчуп и майонез, в отсеке для овощей доживали свои последние дни две засохших морковки, из дверцы таращились горчица и соевый соус, а сверху вниз величественно взирал рассол в трёхлитровой банке, внутри которого тоскливо плавал один огурец.

— Да… не густо для романтического ужина, — зачем-то сказал он вслух сам себе.

Но переживал Анри Петрович не только по поводу потенциально неудавшегося ужина. К французам он ещё мог хоть как-то себя причислить. Имя, доставшееся в честь Анри Матисса, французского художника, и тётка по отцовской линии, вышедшая замуж за пожилого француза и эмигрировавшая в Сорбонну,  на его взгляд, давали ему такое право. Но шанса примазаться к братии шеф-поваров, да даже хотя бы просто поваров, не было ни единого. Он уже и сам не помнил, что сподвигло его так вдохновенно и беззастенчиво врать Валентине о себе. Но заставить себя признаться во всём теперь не давало чувство стыда, неловкости, а также чувство глубочайшей симпатии к своей новой виртуальной пассии. В данный момент он понимал, что в шаге от неизбежного финита ла комедиа, и смиренно ожидал того самого финита.

Но Валентина не зря была волевой женщиной. Она не собиралась так просто отказываться от мечты. Поэтому, явившись в гости к Анри Петровичу и оценив объективную реальность в виде самого Анри Петровича и содержимого его холодильника, она, поддавшись внезапному порыву, наварила ему борща со всей широтой своей русской души. А потом уже, когда он, наевшись, разомлел и расслабился, смотивировала его записаться на курсы шеф-поваров. Сама она неожиданно написала книгу «Мои приправы для шеф-повара» в жанре женского любовного романа.

И через пару лет они уже вдвоём гуляли по Монмартру. 

 

 

Обсудить у себя 2
Комментарии (12)

Ох уж эти мужчины, куда они без нас )

Это точно

Опять любопытство губит кота. Чего-то такого я и ожидал. Впрочем, тема такая, что особо не повиляешь. Сам подумываю примерно о том же, только без семей и хеппиендов. О женщинах и еде, немножко гурманства. Посмотрим, что за идеи принесет новый день.

Я осталась не вполне довольна концовкой) но так как здесь больше дуракаваляния, чем художественной ценности, то пусть уж так и остаётся)

Я уже смирился с этим, похоже что только белки хоть как-то удались, а остальное все не так, да не то. С другой стороны, делается, интересно, в кайф? Вот и славно, хоть и ведет этот путь к халтуре… но я честно предупреждал, когда брался )

Совсем не обязательно такой путь ведёт к халтуре. Здесь просто, как и везде, что-то удаётся в большей, а что-то в меньшей степени. Я лично эту всю затею начала, только чтобы не загнаться в негативные эмоции. И цель была — что-нибудь раз в день написать, извлечь из себя. Сейчас прихожу к пониманию, что просто что-нибудь наклепать мне уже не интересно. Хотя всё-таки понимания, как писать, ещё нет. В идеале, хотелось бы критики по структуре теста, по композиции, по слогу. Чтобы это учитывать в следующих заданиях и прогрессировать. Пока что делаю по наитию)

Про халтуру, я как обычно о себе любимом ) У меня цель достигается раньше — вначале любопытство, потом «надо попробовать», сейчас — «какие еще есть двери», но финал ожидаем — я подумал, я узнал, а рассказывать и стараться не обязательно, все равно образы точно передать не получится.

Со структурой и прочим это не ко мне. Логика — да, впечатления — есть немного… Но вот чего-то, что прям резало бы глаз и хотелось исправить нет. И это плюс. С другой стороны, я уже говорил о своих критериях — изменять. И в этом плане большая часть написанного никуда не годится. Только для личного удовольствия.

 

«а рассказывать и стараться не обязательно, все равно образы точно передать не получится.»

А вот тут не соглашусь, пожалуй. Если уж ты ищешь способ более точного выражения своих мыслей, надо наоборот рассказывать и рассказывать, не переставая. Иначе, как ещё понять, получается выразить свои мысли или нет.

Я такое называю обратной проверкой. Вот перевод точен, если результат переводится в идентичную оригиналу форму.  Для летописей снов, как уже говорил, это воспроизведение исходного образа, как минимум. А дальше встает проблема опыта и умопостроений. Гигабайт никто не видел, это абстракция, как и равное ему количество счетных палочек, но его понимают, его можно объяснить. Чем он отличается от чувства поиска? Может быть только тем, что еще не ввели общий термин для этого явления.

«Вот перевод точен, если результат переводится в идентичную оригиналу форму. „

Сейчас прочитала и вспомнила, что во времена моей учёбы в университете можно было отхватить по самое нехочу за такую формулировку) потому что само понятие 'точность перевода' не отражает того, к чему должен стремиться переводчик (например, дословный перевод будет точным, но смысл скорее всего будет утерян) и вообще категорически запрещалось им пользоваться. Разрешалось использовать термин 'адекватность перевода', а также постоянно решать диллему форма vs содержание))

Ну, это так. Мысли вслух) вспомнилось просто)

Ну вот, наконец то появился живой пример того о чем я говорил. С приправами пока разброд и шатание — есть все, что устраивает, но никак не слепляется… пойду разомнусь на переводах.

Комментарий был удален
Чтобы комментировать надо зарегистрироваться или если вы уже регистрировались войти в свой аккаунт.

Войти через социальные сети:

Zefirova
Zefirova
Была на сайте 55 минут назад
Читателей: 56 Опыт: 6654.96 Карма: 125.731
все 49 Мои друзья